RUR-Agency

Три университета России вошли в ТОП-100 последней редакции международного рейтинга университетов RUR Natural Sciences: Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ, Московский физико-технический институт и Томский государственный университет.

Читать далее
Подписка на рассылку
  • Подписка на рассылку / Subscribe to Newsletter

    Ваша почта / Your e-mail

18-10-16

18-10-11-3

18-09-27-1

18-10-11-1

18-10-17-1

18-07-30

18-09-21-1

18-09-25-1

18-09-07-1

40 компаний привезет Люксембург на «Открытые инновации»

Главная » News Archive » 40 компаний привезет Люксембург на «Открытые инновации»
04.10.2018
Luxemburg

Одна из самых малых стран, Люксембург, участвует в форуме «Открытые инновации» едва ли не самой большой делегацией. Торговая палата Великого Герцогства везет 40 компаний на форум, который пройдет в Сколково с 15 по 17 октября.

«Мне представляется, что участие нашей делегации в «Открытых инновациях» будет очень продуктивным, – заявил в интервью Sk.ru посол Люксембурга Жан-Клод Кнебелер. — Это хороший шанс продемонстрировать России возможности Люксембурга, и наоборот, показать Россию люксембуржцам».

  

Посол Люксембурга  Жан-Клод Кнебелер на встрече со стартапами в Сколково. Фото: Sk.ru

В прошлом году Люксембург на «Открытых инновациях» представлял премьер-министр Ксавье Беттель, который вместе со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым выступал на пленарной сессии. В нынешнем году в Люксембурге накануне форума проходят всеобщие выборы, но это не отразилось на планах люксембургских предпринимателей принять участие в форуме.

«Это первая торговая миссия Люксембурга в России с 2013 года, — рассказывает глава дипмиссии. — Россия всегда была интересным рынком для наших компаний. В нынешнюю делегацию входят не только технологические компании, среди них есть также, например, сервис-провайдеры. Но всем им интересно понять, что происходит в России. Многие люди не только в Люксембурге – в целом в Европе – не имеют ни малейшего представления о ситуации в России.

Форум «Открытые инновации» — это площадка, которая собирает инновационные компании не только со всей России, но и международные компании. Люди рассчитывают получить информацию о [российской экономике] из первых рук и, мне кажется, важно использовать этих участников в качестве мультипликаторов, чтобы они донесли достоверную информацию до своих стран.

В составе делегации будет один банк (все-таки это Люксембург!); я особенно настаивал на том, чтобы представители этого банка побывали с нами в Сколково. Речь не о том, что они найдут здесь много клиентов. Но я хочу, чтобы они осознали: здесь есть серьезные инновационные компании и этим компаниям также нужна банковская инфраструктура, когда они делают бизнес в Европе.

Знаете, представители private banking – это особая категория банкиров; если ты не приходишь к ним минимум с 50 миллионами долларов, ты им не интересен. Я же убеждаю их, что им следует познакомиться со стартапами, которым пока что нужен просто корпоративный счет. На таком счете банк, скорее всего, ничего не заработает. Но впоследствии, если стартап будет успешен, — это может оказаться весьма интересным. Так что – терпение! Полагаю, приезд люксембургских компаний в Сколково станет для них также и образовательной миссией».

Лев и лисица

На гербе Великого Герцогства Люксембург красуется грозный лев в короне. «Но в литературе люксембуржцы чаще отождествляют себя с другим животным, — говорит посол Люксембурга Жан-Клод Кнебелер. – Это лиса: она маленькая, умная и умеет выживать рядом с другими более крупными обитателями леса».

О размерах Люксембурга можно судить по-разному, но проще всего делать это не в единицах площади, а в единицах времени. За то время, что посол Кнебелер доезжает от своей резиденции в центре Москвы до Сколково, у себя дома, выехав из центра Люксембурга, он неизбежно пересечет государственную границу, в каком бы направлении ни двигался.

  

Прежде, чем Люксембург стал известен своими инновациями, он привлекал внимание крепостями и замками. Фото: Sk.ru

«Мы живем в европейском контексте, но зачастую нам приходится выстраивать перспективу, отличную от наших соседей, — рассуждает глава дипмиссии. – Премьер-министр или министр во Франции или в Германии по большей части заняты французскими или немецкими проблемами. В маленькой стране, такой, как Люксембург, даже министру внутренних дел приходится думать о том, что происходит за пределами наших границ. Так что для нас международный масштаб постоянно присутствует во всем. Это вынуждает нас постоянно быть в курсе того, что происходит в мире и пытаться сделать нечто такое, что позволит получить преимущество на международном рынке.

Мы маленькая страна, расположенная между двумя большими рынками, и мы предоставляем сервисы обоим. Германии и Франции не обязательно нравится такая ситуация, они бы предпочли делать все сами и экономить средства. Поэтому нам приходится вкладываться в мозги, чтобы иметь возможность предлагать лучшие и более инновационные решения».

Зачем заново изобретать велосипед

И все же для чего одной из самых богатых наций на свете, какой является Люксембург нужны инновации?

«Чтобы заново изобретать себя», — утверждает г-н Кнебелер.

При этом история инноваций Люксембурга, если иметь в виду экосистему стартапов, не старше российской. В экономическом смысле Великое Герцогство до 70-х гг прошлого века выступало как достаточно крупный производитель стали; затем, после краха на рынке, переориентировалось на банковский сектор, и сейчас Люксембург с его 150 банками является одним из главных финансовых центров Европы.

Посол усматривает параллели между российской ситуацией, где природные богатства и связанная с ними традиционная экономика не создают очевидных стимулов для инноваций, и тем, что происходило в его стране.

  

Премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель (слева) вместе с главой правительства РФ Дмитрием Медведевым участвовал в пленарной сессии «Открытых инноваций — 2017″. 

«Когда я уезжал из Люксембурга в 2012 году, экосистемы стартапов фактически еще не существовало, — замечает дипломат. – Была сеть бизнес-ангелов, но она не проявляла особой активности. Почему? Потому что рынок недвижимости процветал, и всякий, у кого водились деньги, предпочитал купить инвестиционную квартиру и получать с нее десятипроцентный доход, нежели вкладываться в стартап, успех которого далеко не гарантирован.

Сейчас все изменилось, благодаря группе активных людей, которые привнесли дух и культуру венчурных инвестиций. Мы маленькая страна, где проще достучаться до каждого человека и добиться перемен».

Еще один фактор, который способствует распространению инноваций и инновационной культуры в Люксембурге, связан с тем, что это очень интернациональная и многокультурная страна. Более половины работающих в Великом Герцогстве родились за его пределами. Но это опять же достаточно новая ситуация.

Интернациональное общество

Посол Кнебелер рассказывает, что он родился в небольшой люксембургской деревне с населением менее пятисот человек, в которой не было ни одного иностранца. Ему было лет 6 или 7, когда в деревне обосновались первые приезжие, это была португальская семья.

«Для нас международный масштаб присутствует во всем. Это вынуждает нас постоянно быть в курсе того, что происходит в мире и пытаться сделать нечто такое, что позволит получить преимущество на международном рынке»

«На всех нас это произвело тогда очень сильное впечатление, — вспоминает он. — Сейчас в доме, в котором мы живем в столице Люксембурга, я – чуть ли не единственный люксембуржец, по крайней мере, так было еще недавно. Национальная идентичность – это не константа, это то, что претерпевает изменения со временем» — говорит дипломат и приводит пример. Крупный российский предприниматель некоторое время назад переехал в Люксембург и столкнулся с пестрой этнической картиной небольшой страны. Поначалу, как ему рассказывал этот человек, эта этническая пестрота пугала, но теперь, по его признанию, жизнь в интернациональном обществе доставляет большое удовольствие.

Тут, правда, справедливо сделать оговорку: «Экономическое процветание позволяет избегать многих проблем, с которыми сталкиваются в этом отношении другие страны, когда люди конкурируют между собой из-за рабочих мест, — уточняет Жан-Клод Кнебелер. – Мы создали больше рабочих мест, чем можем заполнить; в этом, собственно, и состоит причина этнического разнообразия в Люксембурге».

Инновация – не обязательно большая идея

Посол не разделяет распространенного мнения о том, что в основе каждой инновации стоит некая большая идея. «Маленькие хитрости подчас позволяют заработать кучу денег. – смеется он. – Я всегда говорю, что человек, который первым догадался сделать рулон туалетной бумаги, вместо того, чтобы использовать в этом качестве газету, должно быть, заработал состояние. Это очень маленькая инновация, но, как оказалось, очень важная».

Большие идеи, по мысли дипломата, хороши тем, что привлекают всеобщее внимание. К числу таких больших идей относится инициатива Люксембурга объединить усилия разных стран и компаний по добыче полезных ископаемых на астероидах, о чем на прошлогоднем форуме «Открытые инновации» в Сколково рассказывал министр экономики этой страны Этьен Шнайдер.

«Мы понимаем, что майнинг в космосе – это то, что произойдет не сегодня, возможно, даже, не через 10 лет. Но шаги, которые ведут к этой цели – технические усовершенствования и инновации — совершаются уже сейчас, и вот в этом мы и заинтересованы. У вас есть большая идея. Но деньги вы зарабатываете на тех малых шагах, которые ведут к светлому будущему».

После того, как Люксембург, одним из первых в мире, создал законодательные основы для такой деятельности, в стране обосновалось несколько компаний, в том числе, американских, которые представляют широкий набор взаимодополняющих технологий. Реализация проекта идет не без сложностей, как, впрочем, случается в каждом новом деле. Но люксембуржцы считают деньги, вложенные в этот проект, «удачно потраченными», по выражению посла.

«Люди, вовлеченные в проект «Сколково», смогли создать инновационный дух, собрать вместе настоящих инноваторов»

«Представьте себе уровень visibility, который дала нам эта инициатива, рассуждает он. — Если бы мы наняли PR-агентство для достижения такого же эффекта, это обошлось бы государству не дешевле». Благодаря полученной visibility, к нам приехали исследовательские компании, создающие инновационную экосистему».

Ряд российских компаний также заинтересовались люксембургским космическим кластером. «В России есть очень интересные технологии, — говорит глава дипмиссии. — Мы надеемся формализовать сотрудничество с Российской Федерацией посредством меморандума о намерениях с Роскосмосом». Правда, переговоры на этот счет идут пока достаточно сложно, признает он и добавляет: «Мы совершенно не претендуем на то, чтобы российские стартапы переезжали в Люксембург, но мы можем помочь им продавать свои технологии в Евросоюзе».

Вызовы инноваций

Говоря об этом, посол обращает внимание на то, что вообще юрисдикция стартапов – это серьезная проблема для любого государства, которую он относит к числу вызовов инноваций.

«Для меня вызов заключается в том, как в инновационной экосистеме добиться того, чтобы компании приносили своей стране конкретную пользу (value), — поясняет он. — Классический способ развития российского стартапа заключается в том, что ты создаешь свою компанию в России, начинаешь производить продукт, растешь до определенного уровня, и когда начинаешь осознавать, что российский рынок имеет свои ограничители, — выходишь на зарубежные рынки. Это приносит успех, но ставит вопрос о создании новой компании за рубежом. Потом ты осознаешь, что внешний мир больше домашнего рынка, а возможности по монетизации продукта там шире. В итоге компания переезжает за границу, оставляя, по финансовым соображениям, разработку в России; все остальное уходит, включая и налоги. В этом вопросе российским властям есть чем заняться, чтобы изменить ситуацию.

Мы, конечно, очень признательны за то, что к нам из России приходят инновации, создание которых оплачено из российского бюджета, но для России – это чистый убыток.

  

Министр экономики Люксембурга Этьен Шнайдер на форуме «Открытые инновации -2017″ рассказал о программе добычи полезных ископаемых на астероидах. Фото: Sk.ru

Впрочем, это не сугубо российская проблема. Я обратил внимание на эту ситуацию, когда работал в Нью-Йорке, и в Америку приезжали люксембургские стартапы. У меня возникала та же дилемма. Я знаю множество американских венчурных фондов, которые в таких случаях говорят: хотите, чтобы мы в вас инвестировали, переезжайте в США, мы не будем вкладываться в компании, которые регулируются не известными нам люксембургскими законами. Хотите наши деньги – будьте поблизости, чтобы мы могли вас видеть. Передо мной стоял вопрос: представлять наши стартапы американскими фондам и рисковать, что мы их потеряем? Или все-таки стоит пойти на риск, исходя из предположения, что, как минимум, разработка останется в Люксембурге?

Это непростое решение. Но мы живем в глобальном взаимосвязанном мире. Нельзя полностью изолировать себя от реалий этого мира».

«В Сколково определенно есть потенциал»

В Люксембурге развитием инновационной экосистемы и связями со стартапами других стран занято государственное агентство Luxinnovation. У него довольно тесные отношения со «Сколково», которые строятся на основании меморандума о сотрудничестве, подписанного в феврале с.г.

«Мне бы хотелось, чтобы представители Luxinnovation чаще бывали в Сколково – здесь так много всего интересного происходит! – продолжает посол. — Нам надо встречаться, чтобы понять, в каких конкретно областях в Сколково есть интересные компании, чем мы можем быть им полезными; сами компании должны понимать, что мы можем им предложить в Люксембурге, а через Люксембург – в Европе.

Меня поражает, чего смог достичь проект «Сколково». Должен признаться, в самом начале я совершенно не верил в этот проект; мне казалось, что вот возьмут несколько миллиардов нефтедолларов и заморозят их в девелоперском проекте. Инновации нельзя запустить с помощью указа. Так это не работает. Но люди, вошедшие в проект «Сколково», многого добились.

Другое дело, что, возможно, эти результаты были бы достижимы за меньшие средства; какие-то здания можно было бы построить не с такими красивыми фасадами, зато существенно дешевле. Но люди, вовлеченные в проект, смогли создать инновационный дух, собрать вместе настоящих инноваторов. Это то, что создает новые идеи, — путем свободной дискуссии, путем проб и ошибок и новых попыток. Когда я говорю с людьми, работающими в Сколково и за его пределами, мне кажется, что именно это там и происходит. В Сколково определенно есть потенциал. И я надеюсь, что это можно будет масштабировать. Для страны с такой огромной территорией, населением почти в полтораста миллионов человек, богатыми исследовательскими традициями, одного Сколково недостаточно, нужны новые Сколково. Я сознаю, что в этом есть и свои вызовы, но уверен, это произойдет», — резюмирует посол Люксембурга.

Источник: Skolkovo

   
Вернуться наверх

Подконтрольная Алексею Мордашову «Северсталь» вложила в первый раунд нидерландского фонда Chrysalix RoboValley, который инвестирует в искусственный интеллект (ИИ), автоматизированные системы и робототехнику.

Читать далее

Фонд перспективных исследований (ФПИ) вот уже несколько месяцев активно работает над IT-проектами в области медицины.

Читать далее

Sberbank CIB, корпоративно-инвестиционный бизнес Сбербанка, планирует создать первый в России посевной фонд для инвестиций в подготовку инфраструктурных проектов.

Читать далее

Информационные партнеры

Zhiguli-Valley-bunner

Ankudonovka

Sarov

Logo_marchmont_rectangle_red

logo_rabota_ru_160x38

clever

бизнес-движение колесо

Копия Логотип МОЗГОВО

Jooble